403 Forbidden


nginx

Archive for Октябрь, 2015

Воспитание мужчины

О вашем поклоннике все говорят: “Настоящий мужчина”. Он и впрямь слеплен из эксклюзивно-мужского теста: более непроницаемого и жесткого. Ваш парень не любит сантиментов, а потому услышать от него комплимент — большая редкость. Он не терпит ваших слез, а его собственная подушка никогда от них не промокала. Ведь он — мужчина, а мужчины не плачут. Постепенно вы понимаете, что все, чем он богат — это его характер. Вы в очередной раз заводите с ним “разговор по душам”, а он в ответ на ваши упреки снисходительно ухмыляется: “Прав был Ницше: идешь к женщине — не забудь плеть”. Услышав эту фразу, вы бросаете его, как горячую картофелину, и даете себе слово, что своего будущего сына воспитаете иным — мужественным, но все же иным: добрым, отзывчивым, нежным. А потом вы выходите замуж и через несколько лет дарите миру маленького мужчину. Вы смотрите на своего карапуза и думаете: “Ты подрастешь, и девушки будут вить из тебя веревки. Нет уж! Дудки. Я выращу тебя настоящим мужчиной — неуязвимым и жестким, чтобы именно ты “командовал парадом”. Ведь ты же самый лучший…”

То, каким будет ваш сын в будущем, формируется уже сейчас — когда он еще только пытается делать свои первые шаги. Если малыш плачет, ему говорят: “Как можно? Ты ведь мужчина. Мужчины не плачут”. С такой установкой он вырастет и войдет во взрослую жизнь. Будут свои разочарования, обиды и печали, но он мужественно все стерпит и сдержит слезы. В той ситуации, когда женщина легко облегчит душу кратковременным плачем, мужчина лишь злобно стиснет кулаки и затаит боль. Ведь он не может найти защитный механизм от своего стресса, а значит, тот будет накапливаться и терзать своего хозяина. Но зато это будет настоящий мужчина, который не унизится до слез.

Если мальчик плачет — значит, есть причина.

Если слезы прячет — значит, он мужчина.

Подобные стихотворения разучивают многие мамы со своими сынишками. А те, как молоко, впитывают в себя “заповедь настоящего мужчины”: если хочешь быть мужественным, как Бэтмен, Робин Гуд и Супермен — НИ ЗА ЧТО НЕ ПЛАЧЬ! Ведь любимые герои не плачут. Любимые герои! Замечали ли вы, как ваш карапуз с точностью до мельчайшего жеста копирует своих сказочных кумиров и во всем старается им подражать? Он перенимает у них не только их повадки, но и ценности, идеалы: самоуверенность, жестокость к врагам и непереборчивость в методах. Кто-то может возразить: “Я стараюсь ограждать его от современных заграничных мультиков, где все дерутся, убивают друг друга. А на ночь читаю ему сказки…”. Невинные сказки. А ведь большинство из них учит мальчика именно тому, что так раздражало вас в поклоннике, который считал себя настоящим мужчиной. “Русалочка”, “Царевна Несмеяна”, “По щучьему веленью”, “Снегурочка” — все эти сюжеты пропитаны мыслью о том, что женская любовь заключается в самопожертвовании, а мужчине, чтобы завоевать даму сердца, достаточно эту жертву принять, или, на худой конец, если девицу увлекла нечистая сила, обзавестись мечом-кладенцом или ковром-самолетом, которые без лишней волокиты помогут ему вернуть невестушку.

Русалочка, по прихоти доброго Андерсена, влюбилась в прекрасного принца. Но ведь женщине, согласно сказочной логике, свою любовь необходимо доказывать. И вот ради любимого она отказывается от родных, покидает дом, отдает ведьме свой чудный голос и меняет хвост на две ноги, каждый шаг которыми отдается в ее сердце неимоверной болью. А на что удосужится принц? Он сделает предложение другой. Но и этого испытания для Русалочки не достаточно! Во имя любви ей еще нужно будет пожертвовать своей жизнью. От этой самой любви умрет и другая женщина — Снегурочка. Только растаяв от чувств к земному мужчине, она выполнит свою женскую миссию. Каков смысл этих сказок? Женщина, чтобы заслужить любовь, обязана пройти испытания и принести что-то в жертву. Даже если она принцесса. Все равно ей нужно причинить хоть какую-то боль. Хотя бы подложить ей под перину горошину. Это — женская участь.

А что же остается сказочным мужчинам? Емеле, чтобы получить жену-принцессу с завидным приданым, не нужно даже вставать со своей печки. Выучи на память заклинание “По щучьему веленью, по моему хотенью” — и за дело. Рассмешил Царевну-Несмеяну — значит, ты уже настоящий, если не царевич, то хотя бы мужчина. Коллеге Емелюшки по поиску жены с голубой кровью Котигорошку тоже не приходится чересчур перетруждаться — верные побратимы выручат. А если какому-то мужчине из сказки или былины все же и придется самому защищать девицу-красавицу, тут уж добрая колдунья подкинет ему меч-кладенец, рубящий змеев Горынычей на фарш, шапку-невидимку, скрывающую его от злого глаза Кощея Бессмертного, и сапоги-скороходы, чтобы в случае поражения быстро “сделать ноги”. Сказка-ложь, да в ней, как говорится, намек, добрым молодцам — урок. Вот и вырастают “добры молодцы” на таких “добрых” сказках — с твердым убеждением, что жертвовать чем-то ради любви — “привилегия” женщин. Это они должны завоевывать любовь, а настоящим мужчинам нужно просто оставаться мужественно-непроницаемыми.

Так как же все-таки воспитать в своем мальчике настоящего мужчину, не того, сказочного, а действительно настоящего: любящего и доброго? Да и вообще, в чем специфика воспитания мальчика? Прежде всего, разберемся в особенностях мальчишечьего поведения. Наибольшее беспокойство родителей обычно вызывает непоседливость и неорганизованность мальчиков, частые нарушения установленного порядка, драчливость, негативное отношение к учебе (согласно статистике, среди неуспевающих школьников мальчики составляют почти 80%), разбросанность и неустойчивость интересов, неожиданные перепады настроения, резкие колебания самооценки — от излишней самоуверенности до самоуничижения, неспособность сосредоточить внимание в течение длительного времени на каком-то одном деле. Родителям следует помнить, что все указанное — не столько проявление невоспитанности либо злонамеренности ребенка, сколько внешнее выражение тех процессов, которые проходят в его организме и психике, а также потребности реализовать свое “Я” в соответствии с принятыми в среде сверстников нормами, кодексом мальчишечьей чести. Известный педагог Януш Корчак говорил: “Мальчику кажется, что ему не пристало, стыдно быть спокойным, благоразумным, благовоспитанным”. Так что “проблемное”, “бунтарское” поведение — это лишь способ самореализации.

Детские стереотипы относительно “настоящих мужчин” необходимо изменить. А начать можно со сказок. Если в арсенале вашей библиотеки вы не найдете подходящих добрых историй, придумайте свои. Поверьте: запрограммировать сына на хорошие поступки и на доброе отношение к окружающим — в ваших силах.

Мальчики стыдливы не меньше, чем девочки. Это лишь со стороны кажется, что они грубее. Просто нехорошие слова мальчишки говорят громче. А делают что-нибудь неприличное из озорства или чтобы “показать себя”. А в душе каждый ребенок добрый. Вам нужно лишь пробудить у него это внутреннее доброе “Я”.

Воспитание сказками становится подспорьем для родителей, воспитывающих маленьких детей. Однако повзрослевший “пятнадцатилетний капитан” вряд ли захочет слушать поучительные сказочные истории. А мальчиков в подростковом возрасте воспитывать особенно трудно. От родителей в этот период требуется огромное терпение, внимание и тактичное отношение к ребенку. При этом важно так организовать жизнь сына, чтобы его активность находила выражение не в дурных поступках, а в чем-нибудь полезном, чтобы у него укреплялась вера в свои силы и возможности. В процессе воспитания стоит создавать ситуации, в которых ребенок мог бы проявить себя как представитель сильного пола (в лучшем смысле этого понятия), приучался брать на себя большую нагрузку, ответственность за слабых. Если вы будете воспитывать своего маленького мужчину именно так, если он с юных лет выработает правильное отношение к женщине и к самому себе, то вы сможете с гордостью сказать: “Мы вырастили настоящего мужчину. Мужчину, который будет уважать женщин, в том числе и свою маму, мужчину, которого девушки не будут отбрасывать, как горячую картофелину”.

Воспитываем оптимиста

Перефразируя некогда популярный лозунг, можно сказать: оптимистами не рождаются, ими становятся.

Оптимизму можно научиться, как езде на велосипеде или иностранному языку. И именно от нас, родителей, во многом зависит, станет ли наша птичка, рыбка и солнышко (пока еще вполне жизнерадостное) позитивно настроенной личностью или пополнит серые ряды наших редко улыбающихся и вечно чем-то недовольных сограждан. Если вы хотите, чтобы вашему ребенку в жизни сопутствовал успех — а наверняка именно этого и хотите, постарайтесь воспитать из него оптимиста. Ведь в наши дни быть оптимистом не только полезно для здоровья, но и престижно.

Зачем взрослым нужно «держать улыбку»

Положительная жизненная установка -не пустые слова, как это может показаться на первый взгляд. Так как мы живем в обществе и подчиняемся его законам, полезно знать, что именно улыбчивые люди в наши дни пользуются особой популярностью, легче делают карьеру, располагают к себе окружающих. На Западе улыбка давно стала не просто нормой, а необходимым атрибутом общения как в личной, так и в деловой жизни. Если хотите — своеобразным «компаньоном» успеха.

С рекламных проспектов на вас радостно смотрят широко улыбающиеся люди. Лучатся счастьем рекламные агенты и дилеры, расхваливающие достоинства своего товара, продавцы в супермаркете все как на одно лицо дружелюбны и внимательны. На телеэкранах сияют улыбками супермодели, осчастливленные новым кремом или дезодорантом. Вербовка и агитация покупателя, которым со всей страстью предается «общество потребления» (теперь и мы в нем тоже живем), выводит на поверхность тайный лейтмотив современности: чтобы удержаться на плаву, нужно быть «хорошим во всех отношениях». Лишь тот, кто улыбается, может подняться наверх. От позитивного излучения личности все чаще теперь зависит профессиональный успех. Философия Дейла Карнеги, презрительно называемая именитыми психологами «тривиальной», побеждает на все более широком фронте. Отбрось все заботы — просто живи. Позитивно мыслить и быть приятным окружающим — вот заповедь успеха.

Тот, кто хочет преуспеть, должен иметь позитивное мировосприятие — наставляет начинающего менеджера выпущенное в США пособие. Вы сами должны получать удовольствие от того, что улыбаетесь людям. Тогда это совсем не трудно.

Человек, не умеющий скрывать свою склонность к депрессиям и не выказывающий всем своим видом оптимизма, деловитости и уверенности в завтрашнем дне, неизбежно будет записан коллективом в неудачники. В той же мере коллектив не простит, если достоянием общественности станут личные беды начальника — развод, одиночество, алкоголизм. Закат его карьеры предрешен.

Немецкий психоаналитик Хорст-Эбенхард Рихтер указывает на принадлежность современного человека «О’кей обществу», в котором нет места страхам, сомнениям, унынию и самокопанию. Нормально функционировать в этом обществе может лишь тот, кто успешно справляется с собственными проблемами. Тот, кто «тяжел» в общении, медлителен, недоступен пониманию окружающих или высокомерен, имеет мало шансов продвинуться вверх, ибо не нравится сослуживцам. Ни у кого нет ни времени, ни сил вникать в хитросплетения чьего-либо трудного или конфликтного характера. Окружающая действительность сама по себе столь сложна, непредсказуема, а порой и жестока, что все больше людей исповедует жизненную философию «экономии душевных сил», максимально абстрагируясь от неприятностей, в особенности чужих. Деловой человек все меньше хочет знать о несчастьях и неудачах ближних, ибо сочувствие и сопереживание являются для него дополнительной нагрузкой. Нытики и зануды превращаются в главных аутсайдеров нашего времени.

Даже среди друзей растет нетерпимость к чужим кризисам и проблемам. Подруги предпочитают мило поболтать о пустяках, но не торопятся брать на себя чужие семейные неурядицы.

Вошедший в моду на Западе и входящий в моду у нас человеческий тип внутренне стремится к своему идеалу — «пэч-ворк-личности», наподобие собранного из лоскутов коврика, состоящей из различных ролей и попеременно включаемых функций. К десятым годам XXI века строительство такой личности будет закончено, считает американский социо-психолог Дэвид Ризман: либо мы станем психологически гибкими, по-дилерски приветливыми фотомоделями с хорошо отлаженными социальными антеннами, либо сойдем с круга и будем пестовать ранимую душу.

Газетные объявления с предложениями рабочих мест отражают эту тенденцию. Наряду с профессиональными качествами уже сегодня одним из главных условий приема на работу считается «контактность в коллективе», «дружелюбие по отношению к коллегам и сослуживцам», «позитивное мышление», энтузиазм и оптимизм. Умение скрывать дурное настроение ценилось во все времена. В наше время это свойство становится жизненной необходимостью.

Грустить — здоровью вредить!

Впрочем, в «насильственной» улыбке и медики не видят никакого вреда. Улыбаясь на работе, человек никоим образом не теряет своей индивидуальности, и самобытные черты его личности остаются при нем. Улыбаясь «вовне», человек уменьшает экологическую загрязненность собственной души. Не зря же в практике йогов существует упражнение для изживания дурного настроения: нужно сесть перед зеркалом и усилием воли заставить себя улыбаться. От растянутых в улыбке мышц лица идет обратный сигнал на нервные окончания, и наперекор обычному представлению о том, что человек улыбается лишь тогда, когда ему хорошо, ему становится хорошо — оттого, что он улыбается. И вообще: наукой установлено, что оптимисты живут дольше. Положительные эмоции, спокойное отношение к себе и своему окружению, уверенность в собственных возможностях повышают иммунитет. Поэтому если вы знаете человека, который почти никогда не болеет, значит — он мыслит позитивно! Если на ногу пессимисту упадет кирпич, он подумает: «Ну вот, как всегда мне не повезло». Оптимист же на его месте скажет: «Спасибо, что не на голову», — и рассмеется.

Оптимизм в отдельно взятой семье

Итак, если нам удалось убедить вас в том, что по нынешним временам быть оптимистом — полезно, практично, престижно и модно, вернемся к тому, с чего и начали, к воспитанию детей. К сожалению, наших сограждан едва ли можно назвать улыбчивыми. Вероятно, поэтому мы до сих пор и не стали обществом победителей. Но наш ребенок просто обязан стать победителем! Поэтому изначальный заряд оптимизма он должен получить дома, в кругу «оптимистично заряженной» семьи.

«Я больше не могу!» — хнычет девятилетняя кроха, потирая ушибленное место и стаскивая с себя роликовые коньки. Рядом стоит такой же малыш — его приятель, который тоже успел пару раз больно удариться об асфальт, и, как может, утешает друга. Он готов к покорению новых вершин и считает, что неудача — всего лишь повод для новых попыток. Надо просто улыбнуться и попробовать еще раз…

Почему один ребенок открыт для новых впечатлений и достижений, а другой со страхом встречает любое новшество? В большой степени это зависит от воспитания. Чтобы ваш ребенок не пополнил ряды тех, кто не привык перед выходом на улицу «надевать улыбку», в доме чаще должен звучать смех, царить радостное, жизнеутверждающее настроение. Если маленькие кризисы не перерастают в катастрофы вселенского масштаба, а мир воспринимается позитивно, у малыша есть прекрасные перспективы вырасти оптимистом.

Насколько это полезно, показывает уже самый первый детский жизненный опыт. Дети-оптимисты не только чувствуют себя более довольными и счастливыми, чем пессимисты. Они творчески активнее и удачливее, быстрее справляются со своими проблемами и кризисами, оставаясь при этом здоровыми и веселыми.

Человек, уверенный в себе, не ищет причину возникших трудностей только в себе, понимая, что у каждого в жизни время от времени случаются неудачи.

При первом же удобном случае объясните ребенку: кризисы в жизни — неизбежны, поэтому надо учиться их преодолевать. Не старайтесь оградить кроху от всего неприятного, иначе первая же настоящая проблема легко сломает его. Чтобы поверить в свои силы, он должен получить свой собственный жизненный опыт, пройти через первые трудности и преодолеть их. Дайте своему ребенку возможность совершать ошибки. Помните, что это — неотъемлемая составляющая развития его личности. Между прочим, только тот, кто ничего не делает, никогда не ошибается. Подумайте, ведь малыш не сразу может взобраться по лестнице или самостоятельно намазать масло на хлеб. Безусловно, вам захочется помочь ему, защитить от лишних шишек и царапин. Но каждый раз, перед тем как броситься ему на помощь, подумайте: а вдруг он вполне обойдется без вашей помощи? Ведь каждый, даже самый крошечный успех придает ребенку чувство уверенности в себе. Поддерживайте, а не тормозите его активность. А уж если решили предостеречь малыша, старайтесь, чтобы ваша речь была заряжена позитивной энергией. Пореже употребляйте в речи частицу «не». Фразу типа «смотри, не упади!» лучше замените другой: «как ты ловко залез на дерево! Теперь можно и слезать». Так вы дадите малышу понять, что нисколько не сомневаетесь в его силах!

Обратите внимание на то, как он воспринимает негативный опыт. Пессимистов отличает от оптимистов так называемый «угол зрения». Смотреть под этим углом на вещи дети учатся в кругу семьи, у своих родителей. Для кого-то двойка по математике — катастрофа, а кто-то скажет:

«Ничего страшного, в другой раз всё получится». Оптимистично настроенные дети не бросают игру из-за того, что не смогли с первого раза взять препятствие. Они открыты для всего нового и не станут отказываться от попытки «повторить попытку». Дети-пессимисты, наоборот, заранее внушают себе, что ничего у них не получится, поэтому и пытаться не стоит.

Еще одна черта отличает ребенка-оптимиста от печальных сверстников. Он умеет радоваться мелочам: веселой собачке — ее можно погладить по дороге к зубному врачу; солнышку — чтобы пускать «зайчиков» на скучном уроке; дождику -по лужам поплывут флотилии корабликов. Именно от родителей во многом зависит, будет ли малыш обращать внимание на маленькие радости или заме-чать только плохое.

Примеры развития у ребенка позитивного мышления

— 2-летний малыш никак не может собрать игрушку-лего и с ревом убегает в другую комнату. Предложите ему игрушку попроще, а сложную на время уберите. Полученный «простой» результат придаст крохе уверенность в себе.

— Ребенок долго просил дать ему попробовать прокатиться на велосипеде. Но едва сев на него, он сразу же упал. Больше пытаться уже не хочет. Утешьте смельчака, расскажите о своем личном опыте, о том, как это здорово — мчаться на четырех-, двух-, трехколесном чуде. Скажите, что только смелые и уверенные в себе люди после неудачи отваживаются на следующий шаг.

— Вашего сына оставили на второй год. Для него это равносильно катастрофе. Успокойте ребенка и объясните ему преимущества его положения:

а) он уже прошел весь материал и имеет шанс улучшить знание всех предметов без всяких дополнительных часов;

б) в новом классе он познакомится с новыми людьми, среди которых вполне может оказаться его новый друг;

в) новые учителя могут оказаться лучше прежних. И вообще, Эйнштейн был двоечником по физике.

Аккуратность

Аккуратность — черта личности, выражающаяся в любви к порядку, в исполнительности, точности и тщательности в делах, а также во внешней опрятности. Аккуратность во всяком деле связана с культурой труда, сноровкой и дисциплинированностью. Итак, вы хотите научить ребенка аккуратности, но при этом не хотите сделать из него озабоченного чистюлю? Мы готовы вам помочь.

Когда начинать?

Уже в раннем возрасте необходимо приникать детям гигиенические навыки, навыки бережного обращения с предметами личного пользования, поддержания порядка в доме, классе, школьной мастерской и т.д. Родители должны прививать детям элементарные гигиенические навыки, объяснять, и показывать, что и как надо делать. Проявляя при этом требовательность, взрослые в то же время, должны стараться заинтересовать детей соответственно каждому возрастному этапу.

От рождения до 1,5 лет

Бесполезно и даже вредно всерьез приучать к порядку ребенка до полутора лет. Он еще слишком мал, чтобы вообще понять разницу между порядком и беспорядком. Кроме того, у него еще нет необходимой координации движений, чтобы что-то делать аккуратно. Когда он пытается есть сам, скорее всего вам придется убирать не только со стола и с пола, но вероятно, поменять ему всю одежду и даже иной раз вычесывать из волос макароны. Делать ошибки и устраивать беспорядок – необходимая и неизбежная часть обучении ребенка любым новым навыкам.

Чтобы уменьшить размеры бедствия, подстелите ему клеенку там, где малыш ест. Избегайте кормить ребенка в таких местах, где эта процедура может нанести серьезный материальный ущерб (например, на персидском ковре). Ведь для годовалою ребенка нормально и даже важно “устраивать” беспорядок – так он познает мир и взаимоотношения с ним. Поэтому разрешайте ему играть не только с игрушками, но и с едой (удовлетворив свой интерес, он потом перестанет с ней экспериментировать).

От полутора до трех лет – приучаем к аккуратности

Двухлетний Коля, сидя в ванной, плещется и хлопает по воде ладошками. Брызги, естественно, летят по всей ванной комнате, “Перестань Коля, – говорит мама, – смотри, ты залил весь пол!” Коля знает, что родители разрешают ему играть в ванной как угодно, но при этом вода не должна разбрызгиваться на пол. Обычно это условие выполняется, но сегодня он захотел подразнить маму, принимается плескаться, еще усерднее разбрызгивая воду…

Обычно в два-три года дети начинают испытывать своих родителей, выясняя, как далеко они могут зайти в нарушении запретов. Пытаясь провести и жизнь принцип: “Никто не заставит меня сделать то, чего я сам не захочу”, они часто бросают родителям вызов в доступной и безопасной форм, сознательно устраивая беспорядок. Другой распространенный вариант вызова родителям связан с актуальным в этом возрасте предметом – горшком. В то время, когда ребенок начинает контролировать свои естественные отправления, он осознает, что хозяин тут он и, следовательно, он волен поступать по своему выбору – может сделать то, что маме нравится, а может и то, что не нравится,

Когда малыш намеренно устраивает беспорядок, нет смысла вступать с ним в пререкания. Ошибкой было бы выкрикивать: “Прекрати сейчас же! Я тебе покажу, как безобразничать!”, это только подзадорит его. Он примет ваш вызов и покажет свой характер не только в ванне и не только в этот вечер. Гораздо лучше дать ему понять, что вам не нравится, когда он так поступает, что вас это огорчает. Гуляя с ребенком на улице, разрешите себе вспомнить, что дети этого возраста любят повозился в грязи, и лучше иногда им позволять это делать, если они заняты познанием мира, а не воспитанием своих родителей. Дайте ребенку все необходимое для “конструктивного” беспорядка: воду, песок, формованные пасочки, совок, мелки, краски и т.д.

От трех до шести — поощряем творчество, но при этом учимся устранять творческий беспорядок

Маришка возится с цветной бумагой, картоном, ножницами и клеем, Результатом ее стараний становился коллаж и хаос.

– Смотри, папа, – это подводное царство, – показывает Маришка.

– Грандиозно! – восхищается папа.

– Что это у вас творится? – морщится тетя Валя, которая видит только грандиозней беспорядок.

В этом возрасте дети осваивают не только механические навыки, такие как одевание и умывание. Они постепенно приобщаются к высшим проявлениям человека – например, творчеству как способности видеть и создавать нечто новое.

Однако в ежедневной жизни творческое начало ребенка – это нескончаемый беспорядок. Вы не хотите, конечно, подрезать крылья своему малышу? Но вы также не хотите опять и опять наводить порядок. К счастью, есть возможность совместить и то, и другое. Когда ребенок поглощен своей затеей, нет смысла без конца напоминать ему о необходимости убирать за собой – это будет мешать ему получать удовольствие от самого процесса игры и творчества. Но вы .можете поставить ребенку заранее определенные условия, оговорить некоторые общие правила, которые он уже в состоянии соблюдать. Если ребенок игнорирует ваши указания, будьте терпеливы и настойчивы, пока он не усвоит, что уборка – это необходимый и завершающий этап любой интересной затеи. Помогите ему, если хаос принял пугающие размеры, но не делайте за него его работу.

От шести до десяти лет — учим наводить порядок дома и в школе

Мама жалуется: “Заставить Олега убирать спою одежду, складывать в ящик игрушки или вымыть лицо как следует просто невозможно. Ему приходится напоминать по три-четыре раза, чтобы он просто вымыл руки перед едой. Слова “чистота” и “порядок” для него не имеют смысла!” Ее удивлению не было конца, когда на собрании в школе они услышали, что в школе он совсем другой: без напоминания учителя всегда ставит книгу, взятую с полки, обратно на то же место, никогда не забывает сменной обуви, не оставляет огрызков и фантиков в ящиках стола, как некоторые другие.

Почему он такой разный в школе и дома?

К шести годам дети хорошо понимают разницу между поведением на людях и у себя дома. Дом для них зачастую становится тем местом, где можно расслабиться и отдохнуть от требований жизни, где не обязательно быть аккуратным или воспитанным. В то же время вне дома (в школе, о гостях у друзей, на занятиях в секциях или в кружках) они часто демонстрируют себя с лучшей стороны. Однако независимо от того, склонен ваш ребенок к порядку или нет, требования к нему должны быть четко сформулированы и проконтролированы. При этом очень важно, чтобы единство требований соблюдалось всеми членами семьи, кто так или иначе имеет отношение к воспитанию ребенка. Противоречивые требования ведут к формированию двуличности характера ребенка и неврозу.

Почему опасно растить чистюлю?

Обучая ребенка аккуратности, – помните о золотой середине!

Чем плоха чрезмерная зацикленность на чистоте и порядке? Тем, что можно полностью подавить естественные стремления и порывы ребенка к творчеству, “задушив” в зародыше души прекрасные порывы…

Если вы устанавливаете слишком высокие стандарты; постель, заправленная без единой морщинки, ни одной помарки в тетради, ни соринки на полу — ребенок может вырасти педантичным, одержимым аккуратистом. Такие люди тяжелы для окружающих, т.к. даже легкий беспорядок их раздражает. Кроме того, зачастую они боятся лишний раз что-то предпринять, чтобы не нарушить священный порядок.

Итак, подведем итоги

Воспитание аккуратности — важное условие подготовки детей к самостоятельной жизни. Аккуратный человек успешнее справится со своими обязанностями, из его рук выйдут добротно сделанные вещи, с ним хорошо и приятно окружающим,

Аккуратность воспитывает вся обстановка в семье. Если взрослые постоянно поддерживают чистоту и порядок, к этому начинают стремиться и дети. К четырем-пяти годам дети в состоянии самостоятельно выполнять многие гигиенические процедуры; чистить зубы, мыть руки перед сдой, умываться. Они привыкают убирать свой уголок, свою постель, класть все на свое место: одежду, обувь, игрушки. Задача взрослых — настойчиво приучать детей к порядку, прививать им нетерпимость к грязи, неряшливости, неаккуратности. Все правила поддержания порядка необходимо напоминать детям до тех пор, пока у них не выработаются устойчивые привычки.

Но и не требуйте от детей безукоризненной чистоты. По большому счету, способность переносить некоторый беспорядок будет! безусловно более полезным качеством для душевного здоровья вашего ребенка, чем болезненное стремление к идеалу.

Брань

Еще вчера дочь была милым ребенком, и у вас не было с ней никаких проблем. Сегодня же вы с ужасом заметили, что она вытерла рот рукавом, не поделилась с младшим братом игрушками, а каждое предложение пытается «украсить» каким-нибудь ругательством Хотите вы этого или нет, но рано или поздно ваш малыш обязательно услышит от кого-нибудь бранные слова (к сожалению, это может случиться, даже если вы старательно оберегаете его от этого). И ничто не сможет помешать ребенку повторить услышанные ругательства, даже если он не понимает смысла произносимых слов и выражений. Это объясняется тем, что дети проявляют большой интерес к словам и языку в целом, и поэтому они не пропускают новые лексические поступления и стремятся сразу же употребить их в речи.

Реакция родителей

Постарайтесь донести до малыша мысль, что употреблять бранные слова неприлично. Расскажите ребенку, что на свете есть слова-спасители, слова-врачи, которые приносят покой и радость, но есть и «черные слова», слова-разбойники, которые обижают человека, вызывают боль. Если кто-то бранится в присутствии вашего ребенка, объясните малышу, что этот человек плохо воспитан и вряд ли люди поддерживают с ним отношения.

Довольно часто взрослые, услышав неприличное выражение из уст ребенка, начинают смеяться, тем самым, вызывая у малыша желание, повторить ругательство еще раз, чтобы опять рассмешить окружающих. Однако правильнее было бы не дезориентировать ребенка: если он повторит слово, над которым вы смеетесь в семейном кругу, в метро или магазине, ваша реакция, возможно, будет другой.

Нередко случается, что малыш обращается к родителям с просьбой разъяснить значение того или иного слова. В этом случае не надо выяснять, где он его слышал и кто так говорит. Доброжелательно, но твердо скажите ребенку, что больше этого вы слышать не хотите. Обычно малыш слушается и в вашем присутствии вряд ли повторит ругательство, но он может сделать это, оставшись один или подыскав себе другую компанию.

Если вы уверены, что ребенок не слышал ругательств, которые были произнесены в его присутствии, потому что был увлечен другим занятием, то и вы можете «пропустить» их мимо ушей. Но если ребенок все же обратил на них внимание, обязательно прокомментируйте ситуацию, сказав, например, что воспитанные люди не употребляют таких слов ни при каких обстоятельствах.

Небольшая памятка для родителей

Дети употребляют ругательства, не понимая их смысла, и поэтому им все равно, где их произносить. Ругать, стыдить или наказывать ребенка абсурдно. Для него бранные слова являются простым сочетанием букв и мало чем отличаются от других словосочетаний.

Вы можете подождать, пока бранное слово забудется само собой, но слишком надеяться на это не стоит. Внимательно следите за собственной речью: малышу нельзя запретить произносить слова, которые он слышит от родителей. Как можно больше читайте ребенку, чтобы пополнить его словарный запас, учите искать замену привычным, стереотипным выражениям.

Если вы уверены, что ребенок услышал ругательства не в кругу семьи, спросите воспитателей детского сада, как это слово могло появиться в лексиконе малыша. Не надо возмущаться, слыша от ребенка неприятные словечки, — он может повторять их специально, проверяя вас «на прочность» и наблюдая за вашими реакциями. Возможно, за ругательствами скрываются личные переживания ребенка, его одиночество, гнев, какие-то страхи. Задумайтесь о причинах его словесной агрессии, вдруг он нуждается в нашей помощи и поддержке.

Ребенок должен расти с убеждением, что брань и ругань ведут к болезни души. Общаться красиво — это талант. Приучая ребенка к добрым словам, вы приучаете его к доброжелательности, сочувствию. Необходимо, чтобы дети росли в спокойной, дружественной атмосфере, обладали чувством собственного достоинства, могли постоять за себя и чувствовали, что их правильно оценивают. Относитесь к малышу с уважением и давайте ему понять, что он должен с уважением относиться к окружающим. Каждый ребенок, каким бы маленьким он ни был, способен понять честные слова и оценить искренность отношений.

Довольно часто по телевидению в различных программах «проскакивают» не слишком цензурные слова и выражения. Родителям стоит помнить об этом и особенно тщательно выбирать фильмы и передачи, которые они смотрят в присутствии ребенка. В семьях, где царят теплые отношения, а взрослые общаются друг с другом с помощью нормативной лексики, употребление ребенком бранных слов будет явлением временным и порйдет достаточно быстро.

Бить?

НАСИЛИЕ порождает новое НАСИЛИЕ

Ясно одно: даже «легкий шлепок» не годится в качестве воспитательного средства. Битье вызывает у детей ту же реакцию, что и у нас, взрослых. Мы отрицательно относимся к тем, кто по отношению к нам применяет насилие. Насилие порождает ответное насилие — железный закон. Малыши — даже если по ним сперва ничего не заметно — тоже мечтают о мести. И находят способы отплатить родителям. Например, провоцируя их. Это делал старший сын той моей знакомой. Он каждый день забивал унитаз туалетной бумагой — и каждый раз получал за это по рукам. Наконец вышедшая из себя мать задала ему настоящую трепку. В тот же вечер он снова забил унитаз бумагой.

При этом родители вовсе не хотят бить ребенка. Во время опроса 67% матерей и отцов заявили, что для них побои не являются воспитательной мерой. Тем не менее, 44,6% подростков сообщили, что часто получали оплеухи, 30,8% помнят, что дело хотя бы раз доходило до побоев. Лишь 18% указали,что их никогда не били. Таким образом, многие родители дают волю рукам, хотя считают это неправильным. Часто они испытывают из-за этого чувство вины. Матери говорят, что они бьют детей потому, что не знают, как поступить. Или действуют под нажимом собственной матери (или мужа), настаивающих: «За эти дерзости надо его (ее) крепко проучить». Проверим себя: когда мы особенно рискуем сорваться? Обычно тогда, когда чувствуем свое бссилие, срываем свое раздражение на ребенке, который довел нас до белого каления. То, что родители могут иногда выйти из себя, -нормально. То, что в состоянии аффекта возникает желание «крепко врезать» этому маленькому извергу, — по-человечески можно понять. Но никак не принять. Мы чувствуем это по жгучему стыду и огорчению, которые охватывают нас из-за того, что мы не смогли сдержаться — даже если это был «всего лишь» шлепок. Самое меньшее, что потом можно сделать, это попросить прощения. Надо учиться как-то обуздывать свою ярость. Я, например, мысленно считаю до десяти — пока пик озлобления не пройдет. Одна из моих подруг яростно стирает, пока ей самой не станет смешно. Помогает также, если на какое-то время выйти из комнаты.

Часто все усугубляется тем, что нервы у нас и так уже на пределе. Потому что поссорились с мужем… Потому что измучили тяжелые проблемы и мы не знаем, что делать с нашими страхами и заботами. В таких случаях срывы случаются чаще.

НЕПОСЛУШНЫЕ хотят внимания

Семья — очень чувствительная структура. Каждый влияет на других, чувствует настроение других. Если в доме что-то не ладится, то это замечает и ребенок. Он становится строптивым — и тем самым еще больше раздражает родителей: им кажется, что они вообще уже ни с чем и никогда не смогут справиться.

Разумеется, отказ от побоев не означает, что детям все должно сходить с рук. Надо установить определенные границы и следить, чтобы они соблюдались. В рискованных ситуациях надо действовать решительно: на улице взять непослушного ребенка за руку, как бы он ни сопротивлялся, двухгодовалого малыша, который дергает других за волосы, увести, даже если он будет реветь. Отличие от битья: я не унижаю ребенка оскорблением, а изменяю ситуацию — это продолжается до тех пор, пока он не поймет, что надо отказаться от нежелательного поведения.

Мать удирающих мальчишек могла бы объяснить им, что позволит ходить в сад лишь в том случае, если они не будут убегать на улицу. Если же они все-таки убегут, не выпустит больше их из дому. Это должно повторяться до тех пор, пока они не станут соблюдать уговор. Одновременно матери следует поразмыслить, что скрывается за этой провокацией. У детей, которые злят родителей, всегда есть какое-нибудь скрытое желание, например, они хотят, чтобы им уделялось больше внимания. Так,упомянутая мать подрабатывает в качестве няни. На своих времени почти не остается. Тем не менее она могла бы выкроить часок в день, посвящаемый играм и общению только со своими мальчиками. Это покажет им: не надо каждый раз что-нибудь вытворять, чтобы добиться внимания мамы.

Активное слушание

Вы что-то слышали о технике активного слушания? Якобы она дает неожиданные и чудодейственные результаты в плане установления контакта со своими детьми? Якобы по мере овладения этой техникой родители обнаруживают в себе больше терпения, меньше раздражаются, лучше понимают, как и отчего ребенку бывает плохо? Все верно! Давайте же вместе разбираться, в чем секрет активного слушания.

Для начала попробуйте ответить на типичные ситуации:

• сын с мрачным видом сообщает вам: “Не буду больше водиться с Петей!”;

• сын возвращается из школы, в сердцах бросает портфель, а на ваш вопрос отвечает: “Больше я в школу не пойду!”;

• вы с малышкой на прогулке во дворе. Мирно и увлеченно играют дети в песочнице, не менее увлеченно вы беседуете с соседкой. Вдруг, со слезами на глазах, к вам подбегает ваша трехлетняя дочь и с дрожью в голосе заявляет: “Он отнял мою машинку!”;

• дочка (восемь лет) собирается гулять. Вы напоминаете ей, что надо одеться потеплее, но она отказывается надевать “эту уродскую шапку”.

Я не удивлюсь, если ваши ответы будут в следующем ключе:

— А за что ты на него обиделся?

— Как это — не пойдешь в школу!?

— Ну ничего, поиграет и отдаст…

— Перестань капризничать, вполне приличная шапка!

При всей кажущейся справедливости этих ответов они имеют один общий недостаток: оставляют ребенка наедине с его переживаниями. Для ребенка родитель, отвечающий таким (или подобным) образом, выступает как отстраненный внешний участник, который лишь интересуется “фактами” и не способен понять его боль, обиду, переживания.

Ответы по способу активного слушания, напротив, показывают ребенку, что родитель понял его внутренние переживания, готов их принять и услышать о них больше. Иначе говоря, активно слушать ребенка — значит возвращать ему в беседе то, что он вам поведал, при этом обозначив его чувство, как бы давая “имя” его переживанию. Во всех случаях, когда ребенок расстроен, обижен, потерпел неудачу, когда ему больно, стыдно, страшно, когда с ним обошлись грубо или несправедливо и даже когда он очень устал, первое, что нужно сделать, — это дать ему понять, что вы знаете о переживании (или состоянии) ребенка, “слышите” его. Для этого лучше всего спокойно “озвучить” то, что по вашему мнению чувствует сейчас ребенок.

Вернемся к нашим примерам и подберем фразы, в которых родитель называет (обозначает) чувства (переживания) ребенка.

1. Родитель: “Не хочешь с ним больше дружить. (Повторение услышанного). Ты на него обиделся (обозначение чувства)”.

2. “Ты больше не хочешь ходить в школу. (Повторение услышанного). Тебя обидели (обозначение чувства)”.

3. “Ты очень огорчена и рассержена на него. (Обозначение чувства)”.

4. “Тебе она очень не нравится. (Обозначение чувства)”.

Скорее всего, такие ответы покажутся вам непривычными и даже неестественными. Но именно такое буквальное сочувствие родителя производит на ребенка особое впечатление. При таких ответах ребенок чувствует готовность отца или матери его слушать, понимать и принимать его огорчения.

Попробуйте еще раз ощутить разницу между утвердительной и вопросительной формой ответа.

Сын с мрачным видом сообщает: “Не буду больше водиться с Петей!”

Родитель: “А что случилось? Ты что на него обиделся?”

Родитель: “Не хочешь с ним больше дружить… Ты на него обиделся…”

Казалось бы разница невелика, но реакция на них бывает поразительно различной! Фраза, оформленная как вопрос, не отражает сочувствия. И поэтому на ваш вопрос, что случилось, огорченный ребенок зачастую отвечает: “Ничего!” Фраза, оформленная утвердительно, показывает ребенку, что вы настроены с ним на одну эмоциональную волну, она отражает сопереживание, и поэтому ребенку становится значительно легче начать рассказывать о случившемся.

Хочу еще раз отметить, что беседа по способу активного слушания очень непривычна для нашей культуры и овладеть ею непросто. Однако этот способ быстро завоюет ваши симпатии, как только увидите результаты, которые он дает. Их по крайней мере три:

• исчезает или значительно ослабевает отрицательное переживание ребенка. Тут уместно вспомнить замечательную закономерность, отмеченную в народной мудрости: разделенная радость удваивается, разделенное горе уменьшается вдвое;

• ребенок, убедившись, что взрослый готов его слушать, начинает рассказывать о себе все больше. Иногда в одной беседе разматывается целый клубок проблем и огорчений;

• ребенок сам продвигается в решении своей проблемы.

Поэтому на вопрос, стоит ли овладевать техникой активного слушания, я отвечу словами известной притчи: “Лишь НЕУМЕЮЩИЙ будет утверждать, что трехколесный велосипед лучше, чем двухколесный. Умеющий будет молча использовать преимущества двухколесного…”

Детские страхи

Поговорим подробнее о некоторых наиболее распространенных детских страхах. А значит, придется нам с вами познакомиться с теми чудовищами, которые пугают детей. Они приходят, если можно так сказать, из двух миров: мира фольклора и мира сказок. Из них, например, явился знакомый всем детям Бармалей. Что же, касается других сказочных героев, то, нет спору, самыми страшными из них оказываются Кощей и Баба Яга.

Эти персонажи — плод человеческой фантазии, когда люди верили в сверхъестественные явления и существование как божественной, так и нечистой силы, вроде дьявола, ведьм, чертей и бесов. Баба Яга — воплощение всех таинственных и необъяснимых сил природы в образе предка по женской линии: ведь именно этот культ тесно сопровождался с культом природы. Этим и объясняется, как считает В.П. Аникин, известный исследователь сказок, особая власть старухи над живым миром природы, да и то обстоятельство, что Баба Яга может непостижимо легко обращаться в различных зверей и птиц. Вообще же, главное ее занятие — уносить непослушных детей к себе и отправлять в печь, ехидно и злорадно усмехаясь при этом.

Hе лучше ее и Кощей — коварный и жестокий губитель, убийца. В нем нет ничего человеческого, он -антипод человеческому. Все помыслы Кощея обращены только на то, чтобы причинить людям несчастье, унизить, оскорбить. В Кощее видегн далекий предок по мужской линии — суровый патриархальный властелин над сердцами и умами, прежде всего женскими; недаром в сказках именно он обычно оказывается похитителем героини. Как и Баба Яга, он может представать в различных обликах, с тем чтобы войти в доверие и затем неожиданно вероломно напасть. Особенно ненавидят Кощей и Баба Яга такие человеческие чувства, как любовь, доброта и нежность, ласка и привязанность, открыто смеются над ними.

В каком же возрасте дети верят в существование Кощея и Бабы Яги и особенно боятся их? Мы отправились в детские сады, чтобы опросить ребят. Свое мнение высказали 326 детей. Выяснилось, что вся троица: Кощей, его современный аналог Бармалей и Яга — наиболее часто завладевает воображением мальчиков в три, а девочек в четыре года. Hаи более важный период жизни, когда бурно развивается воображение. Его создания еще не столь отчетливо отделяются от реальности, и сказочные образы живут в сознании ребенка самостоятельной жизнью.

Hеудивительно, что верят в Кощея и Бабу Ягу и боятся их эмоционально дети чувствительные и впечатлительные, обладающие развитым воображением. Страх, как и вера, таким образом, — своеобразный тест на развитие этих психических качеств, свидетельство остроты и глубины чувств ребенка. Есть дети не испытывающие страхов вообще. Это может случиться, когда поведение родителей ребенка не дает ему ни малейшего повода ощутить, что чего-то можно бояться. И дети, можно сказать, в младенчестве усваивают, что только так и можно себя вести.

Однако полное отсутствие страхов — не всегда безусловный плюс. В ряде случаев это указывает на эмоциональную обедненность, отсутствие глубины переживаний. Такие дети не только сами не боятся, но и не тревожатся за других добрых героев, которым грозит опасность.

Особая категория бесстрашных детей — из семей хронических алкоголиков. Заметно, что чувства у такого ребенка поверхностны, обещания бездумны, а раскаяние рассчитано только на внешний эффект. Да и что там бояться каких-то выдуманных чудовищ, если реальных «чудовищ»- пьяного, безобразно ведущего себя отца или мать — ребенок видит ежедневно? Испытывает вначале отвращение, а затем равнодушие, не боясь возможной опасности, потому что она привычна… Страх перед чудовищами соединяется нередко у младших дошкольников с боязнью темноты, одиночества и замкнутого пространства. Это и понятно: ведь согласно своему «репертуару», Яга уносит к себе для расправы непослушных детей. А ведь бывает, что и нормальный ребенок не слушается родителей. Кощей и Яга действуют коварно, из-за угла, часто в кромешной тьме. Вот почему ребенок слезно просит родителей не оставлять его в темноте, приоткрыть дверь и сидеть рядом. Ему становится легче, спокойнее и уже не чудятся повсюду ужасы.

Hекоторые не в меру рациональные родители во что бы то ни стало стремятся как можно раньше разбить детскую веру в существование сказочных персонажей вообще, а уж страшных в особенности. И нередко жалуются, что у них это не получается. А я бы сказалл — и не надо! Подобными действиями родители мешают развитию эмоциональности ребенка, формированию чувства сострадания и сопереживания. Ведь жалость и сочувствие к униженным, обездоленным и попраным чудовищами персонажам сказок и являются для малышей начальной школой гуманизма. Дети хотят помочь гонимым и униженным, сочувствуют им, желают им поскорей одержать победу над силами зла, утвердить в жизни доброту, справедливость и любовь.

Знакомясь с различными перипетиями сказочных событии, ребенок учится вовремя распознавать опасность и находить в себе силы для ее преодоления. И в жизни ему, увы, неоднократно придется сталкиваться с такими ситуациями, как угрозы, подвохи, фальшь и обман, прямая и замаскированная агрессия, недружелюбие, злость и черная зависть ущербных в нравственном отношении людей, признающих только силу, подавление и унижение других. Так что сказки — это школа распознавания нередко скрытых, глубинных отрицательных черт характера и поведения таких людей.

Если же делать из Кощея и Яги безобидных злодеев, чуть ли не вызывающих жалость к себе, что видишь то и дело в современных детских спектаклях, то в сознании ребенка могут необратимо смешаться понятия добра и зла. Дети перестают правильно реагировать на опасность, а то и начинают пренебрегать ею, что в дальнейшем окажет плохую услугу при встрече с реальной угрозой. Пусть за Кощеем и Ягой сохранится право быть такими, какие они есть. И уж постарайтесь не брать их в союзники. Пугая детей этими чудовищами, родители вдобавок сами начинают говорить раздраженным тоном, со злым, а иногда и свирепым выражением лица. Hу чем, не Баба Яга или Кощей! А если не только угрожают, но еще и больно наказывают, лишают тлюбви и заботы?… Обычно страх перед Кощеем и Ягой проходят к пяти годам. В этом возрасте ребенок уже поумнел настолько, что может понять вымышленный характер этих персонажей. Если же страх продолжает жить, взрослым надо задуматься и спросить себя: не являются ли они сами Кощеем или Ягой в представлении детей? Все ли делают для того, чтобы малыши чувствовали себя любимыми, счастливыми и уверенными в себе, а не изгоями и беззащитными существами?

Дольше держится такой страх у детей, не посещающих детский сад, часто болеющих и чрезмерно опекаемых взрослыми. В детском саду обязательно обнаружатся «нигилисты», критически, а то и просто со смехом воспринимающие Бабку Ежку и Кощея. Их насмешки влияют на мнение остальных детей. А если ребенок растет дома, лишен общества сверстников, страхи могут не исчезнуть. При прочих равных условиях чаще боятся Кощея (или его подобия — Бармалея) мальчики, лишенные полноценного общения с отцом. Особенно это заметно у старших дошкольников (5-7 лет), когда мальчики нуждаются в отождествлении себя с отцом как представителем сильного пола. Авторитет отца в эту пору исключительно велик. Еще бы, у малыша бурно растет потребность в общении со сверстниками, а для того чтобы быть принятым в компанию, нужно соответствовать определенным правилам мальчишеского поведения. Прежде всего — уметь защитить себя, уметь отстоять себя и не вести себя как «плаксивые девчонки». Хорошо, если ребенок видит такой пример в семье. Если же мальчик понимает, что отец в семье зависим, не способен защитить себя и ненаходчив в трудных домашних ситуациях, ни о какой подобающей модели поведения не может быть и речи. И как следствие этого: мальчик не может найти правильную линию поведения среди сверстников. Он много боится, в том числе и Кощея.»

«Еще сложнее ситуация у мальчиков из неполной (следствие развода) семьи, где мать нередко пытается играть роль отца, а черты характера сына, напоминающие отцовские, не признает и осмеивает. Hеудивительно, что мальчики в таких случаях продолжают бояться не только Кощея, но и Бабу Ягу. Они не способны постоять за себя, беззащитны и неуверены.

Беседую с мальчиком 5 лет. Холерический темперамент, крайне раздражителен, беспокоен… В четыре года из-за систематических простудных заболеваний находился на обследовании в больнице без матери (как это почти всегда, к сожалению, и бывает!). После больницы стал возбудимым, капризным и обидчивым, начал заикаться. Вместе с тем не может постоять за себя, беззащитен. Как говорит мать, его может обидеть даже малолетний кроха. Мать развелась с мужем по настоянию своих родителей, когда мальчику исполнилось 3 года. К моменту обращения к нам она сама страдала неврозом, испытывая нервно-психическую перегрузку из-за работы и подготовки к защите диссертации. Свое раздражение, недовольство и напряжение непроизвольно переносила на несговорчивого, упрямого и капризного ( с ее точки зрения) сына.

Жила она по прежнему с родителями: властной, если не сказать деспотичной, властной матерью и суровым, педантичным и обстоятельным отцом, считающим невроз дочери и внука следствием «избалованности» и «распущенности». Мать не имела своего слова в семье, выступая в роли вечной дочки. Всем в доме безоговорочно распоряжалась бабушка, которая всегда «была права». Она, по существу, заменила внуку мать. Дедушка играл роль отца — строгого и не терпящего никаких вольностей, никакого шума и возни.

Так они втроем и «воспитывали» мальчика, нервность и заикание которого не только не проходили, но и становились с возрастом все более выраженными. Бабушка, по совету невропатолога, создала «охранительный режим» для внука: бесприкословное подчинение ее указаниям, требование говорить медленно и нараспев ( и это у мальчика с холерическим темпераментом), полная изоляция от «вредных» сверстников. Да и с отцом ребенку не разрешали встречаться. Так мальчик и жил страдая, не в силах что-либо изменить в трагически сложившихся для него домашних обстоятельствах.

Hа приеме я предложил ему поиграть. Было видно, что он скован, боится что-то сделать неверно, «как следует», как его научили. Постепенно он разыгрался, осмелел и заговорил … чисто, ровно, спокойным голосом. Он понял, что ничто ему не угрожает, к нему относятся терпеливо и доброжелательно. Когда мы стали выяснять, чего он боится, он сказал, что ночью к нему приходит Баба Яга (вот почему он просыпается в ужасе), а днем он очень боится Кощея. Кто же на самом деле был Бабой Ягой, а кто — Кощеем? Совершенно ясно: бабушка и дедушка. Как никто другой, бабушка постоянно грозила всякими карами и постоянно повторяла, что уйдет и оставит его одного, если он не будет во всем ее слушаться. Hу а дедушка? Он скурпулезно расписывал каждый шаг внука, требуя, чтобы он сидел как вкопанный на занятиях, «ходил по струнке» и дважды в день, «как положено», укладывался спать. При неисполнении его наказов следовало неизменное «воспитательное мероприятие» — ремень. Вот почему мальчик был таким забитым и неуверенным в себе. Вести себя так, как требовалось, было выше его сил, и в то же время он боялся осуждения и наказания.

Пришлось немало потрудиться, терпеливо разъясняя взрослым, что не надо ущемлять его мальчишеское «я» и воевать с присущим ему темпераментом. Помогли мы и матери избавиться от невротического состояния. После того как бабушка и дедушка постепенно меняли свое отношение к нему, страх постепенно исчез, выровнялась речь, стало легче общаться со сверстниками. Полная нормализация наступила только после того, как ему разрешили встречаться с отцом. А через некоторое время отец снова стал жить в семье. Впоследствии в школе мальчик ничем уже не отличался от остальных детей.

Второй случай. Девочка 5 лет буквально не отпускала от себя мать, держа ее руку даже во сне, была беспокойной и обидчивой, заикалась при волнении. Заикание возникло в 2,5 года когда мать ушла к знакомым, оставив заснувшую дочь одну. Hо уход не остался незамеченным и видимо, отразился в страшном сне, который девочка помнит до сих пор: Баба Яга крадется к ребенку из коляски и уносит к себе.

Почему же Баба Яга так поразила воображение девочки? И кто она есть на самом деле? Это была мать — тревожно-мнительная и одновременно «принципиальная», неуклонная в своих требованиях. Главная же беда заключалась в том, что дочь была нелюбима. Мать, конечно, оказывала ей знаки внимания, дарила игрушки и одевала как куклу. Hо делала это без души, без тепла, часто раздражалась, прибегала к физическим наказаниям и угрозам. Девочка не могла знать, что матери страстно хотелось, чтобы у нее родился похожий на мужа мальчик, его бы она любила также беззаветно, как мужа.. Hо отец любил дочь, и это вызывало ревность матери. Она чувствовала себя обделенной и выплескивала свое недовольство на дочь, «приводя ее в порядок», «ставя на свое место».

Мать девочки скорее играла роль матери, чем была ею эмоционально, душевно. Hе отвечая в глубине души на чувства дочери, она лицедействовала как Баба Яга, разыгрывая заботу и нежность и одновременно жестоко наказывая за обычные для ее возраста забавы и шалости. А дочь постоянно боялась, что мать уйдет, бросит ее, забудет. и страх одиночества был прелюдией к ночному ужасу. Мать ведь действительно ушла, как бы бросила ее, а когда вернулась, застала дочь с перекошенным лицом, полными ужаса глазами, кричащей на весь дом… И здесь мы помогли дочери и матери — особенно играми, в которых при перестановке ролей мать как бы увиделя себя в зеркале своего скрыто холодного отношения к дочери.

Еще один случай. Мальчик 11 лет, беспокойный и ранимый, уже чрезмерно озабоченный, подверженный различного рода опасениям и сомнениям, боящийся сделать что-либо не так… Почему же он такой? Мать — инженер по профессии — стремилась с самого начала воспитать у сына железную волю, рассудочность, умение анализировать, выверять каждый свой шаг. И мальчик рос таким, «каким следовало быть»: говорил «как взрослый», но не умел общаться со сверстниками. Им он казался каким-то сухим, неестественным, чрезмерно вежливым, занудным, обидчивым. Hа самом же деле он был не хуже других — эмоциональным, непосредственным и отзывчивым. Hо мальчик боялся выразить свои чувства — они были подавлены излишним рационализмом матери.

Hет, она физически не наказывала сына. Hо зато без конца стыдила, читала мораль, строго отчитывала и постоянно говорила, что он нехороший, не любит родителей, думает только о себе и из него может получиться бог знает что. Как и дедушка п предыдущей истории, она считала нарастающую нервность сына, неразрешимые для него переживания проявлением несобранности, недостатка воли и все более усиливала свои требования. Отец же всецело находился под влиянием жены и не имел своего слова в семье. При беседе выяснилось, что у мальчика было много идущих из дошкольного возраста страхов.

До сих пор он помнит страшный сон в 3 года: «Баба Яга утопила в реке человека, он пытался выбраться, но водоросли обвивали его и он утонул. Затем Баба Яга пробралась на дачу и стала угрожать, что съест всех, кого найдет. Я спрятался, а потом подумал, что лучше прямо выйти, и вышел. А потом увидел, что Баба Яга — современная и в руках у нее — фломастеры. Тогда я, набравшись смелости, попросил их. Hо Баба Яга сказала: «Ты эгоист»». Hа этом сон прервался, и дальше по словам мальчика, была пустота. Видимо, его ранило ,что Баба Яга так обошлась с ним: ведь точно так же обращалась с ним мать, не доверяя его возможностям, угрожая и уничтожая фактически его эмоциональность и душевность, способность к собственному видению мира. А ведь собственный опыт ребенка неповторимо своеобразен и составляет часть разнообразия, имя которому — Жизнь. Как и Баба Яга, мать не давала ему быть самим собой, играть в игры, в которые играют все дети, рисовать каракули, веселиться и шуметь, быть счастливым и уверенным в себе.

И забывала о малом: купить фломастеры, подарить копеечную игрушку, погладить по головке, пожалеть, приласкать. Hедаром же мальчик увидел во сне, что кто-то утонул. Утонули его чувства, радость жизни и радость детства. Hе вспомнить ли нам тут еще одну сказку: требуя невозможного, нереального от сына, не оказалась ли сама мать у разбитого корыта?»

Баловство

Представьте себе, что вы живете, как в сказке: еда и напитки сами появляются на столе, вам тепло и уютно, тихо звучит музыка, издалека доносятся обрывки разговора… Вам так хорошо… И вдруг вас выбрасывают из вашего дома! Впервые в жизни вы мерзнете. Вы должны теперь просить, когда вам хочется есть. Комфорта никакого. Вокруг невыносимый шум, свет режет глаза. Примерно так вы себя чувствовали при появлении на свет, и так чувствует себя каждый новорожденный. Каждый человек появляется на свет в некотором смысле преждевременно — ведь без немедленной и постоянной помощи он не может выжить. Поэтому так ценно все, что делают мать, отец и другие взрослые, чтобы облегчить младенцу привыкание к новым условиям. И нет абсолютно никакой опасности в это время (или в последующие месяцы) изнежить и избаловать ребенка. Помните также, что ни один ребенок не кричит и не плачет беспричинно. По всей вероятности, он хочет есть или пить или у него мокрая пеленка, а может быть, ему просто одиноко. Неужели он должен усвоить такую печальную истину: если я тихонько хнычу, никто не обращает на меня внимания, если я, надрываясь, долго ору во все горло, тогда наконец кто-нибудь подходит ко мне и смотрит, что случилось.

Ни один ребенок-не хочет тиранить своих родителей.

Однако если никто с любовью не откликнется на его потребности, у него возникает только одно чувство: меня все покинули. Поэтому ни одна мать и ни один отец не должны слушать тех, кто говорит, что они балуют ребенка. Матери сами знают все лучше других. Как бы крепко мать ни спала, она тотчас же пробуждается и начинает внимательно вслушиваться, готовая в любую минуту вскочить, если ее ребенок вдруг тихонько кашлянет или чуть-чуть иначе, чем обычно, дышит.

Одна из главных потребностей такого крошечного человечка — это чтобы о нем заботились, любили его, чтобы иногда носили на руках, даже если у него и есть все необходимое. Родители, которые дают своему ребенку все это, закладывают тем самым основы того, чтобы он вырос уверенным в себе и счастливым человеком, который не должен бороться за расположение к себе, которому даже в голову не придет добиваться внимания силой.

Нужно, однако, признать, что бывают периоды, очень тяжелые для родителей. Иногда ребенок неделями кричит, хотя для этого, казалось бы, нет никаких причин, за исключением одной — такого понятного для всех желания, чтобы его поласкали, погладили, утешили, понежили, короче, побаловали. (Как правило, это случается между шестой и восьмой неделей жизни.) Если родители учитывают эти потребности своего ребенка, они в первую очередь оказывают услугу самим себе. Подержите после первого же писка своего ребенка немного на руках — пусть это утомительно, но зато дарит счастье. Если же вы стисните зубы и оставите ребенка кричать — это будет всех только нервировать и вызывать гнев на самого безобидного члена семьи — ребенка.

Крик укрепляет легкие? Бабушкины сказки. Над этим можно только посмеяться. Плач малыша приводит только к одному результату — дополнительному стрессу для родителей.

Любви не может быть слишком много! Исследования показали, что у детей, которые в раннем детстве видели много тепла и ласки, будущий брак оказывается более прочным.

Однако нужно помнить, что речь здесь шла только о беспомощных малышах первого года жизни. Чем взрослей становятся дети, тем больше, к сожалению, они узнают, что мир вокруг стоит не только на добре и отзывчивости. Конечно, любовь и безусловная поддержка родителей — это прочная основа на всю жизнь. Но позже ребенок поймет, что иногда нужно и подождать, пока исполнят твое желание или пока у другого найдется для тебя время.

ЭТО НА ПОЛЬЗУ ВАШЕМУ РЕБЕНКУ.

Не считайте это потаканием, если вы немедленно реагируете на крик или плач своего ребенка.

Не слушайте никого, кто говорит, что слишком много нежности и любви портит ребенка. Напротив, этим вы закладываете прочную основу всей его последующей жизни.

Если возраст вашего ребенка уже около года, не бегите к нему сразу же после первого писка. Пусть он постепенно поймет, что иногда надо немного и подождать

Бесконфликтная дисциплина

Если ребенка постоянно дергать: «этого нельзя, и этого тоже…», то вскоре он превратится в запуганное существо с парализованной волей. А если ему будет позволено абсолютно все, то он превратится в маленького сатану. Поэтому в процессе воспитания дисциплины выбирайте золотую середину между готовностью понимать — и быть твердым, гибкостью — и непреклонностью.

Как не доводить до наказаний

Кто из нас в детстве не страдал от физических наказаний? Я думаю, что таких найдется не так много.

Теперь вопрос к родителям? А разве мы, взрослые, совершенны? Разве мы в своей взрослой жизни совсем не допускаем ошибок? Разве мы всегда правдивы, ничего не бьем, не ломаем и не проливаем, делаем все вовремя и никогда не откладываем на завтра то, что можно сделать сегодня? Разве никогда не хитрим и не выкручиваемся, и вообще, все всегда делаем строго по предписанным правилам? Почему же от своих детей — плоть и кровь нашу — мы требуем невозможного — быть идеальным ребенком?! Я согласна, что говоря о воспитании, нельзя обойтись без наказаний, но каким оно должно быть? Можно ли найти пути к бесконфликтной дисциплине ребенка? Думаю, что о такой дисциплине мечтает каждый родитель. Вот несколько правил, которые помогут наладить и поддержать в семье бесконфликтную дисциплину.

Правило первое.

В жизни каждого ребенка обязательно должны быть правила (ограничения, требования, запреты). Это правило особенно необходимо внедрить в репертуар общения с ребенком тем родителям, которые стремятся в период раннего детства (от одного до трех лет) как можно меньше огорчать детей, избегая с ними конфликтов. И потому в их лексиконе не существует настоятельного «нет» для ребенка.

Все чаще я слышу от молодых родителей фразу: «Мы своего… воспитываем по японской системе, а она предписывает — ни в чем не ограничивать ребенка до трех лет. Вот как исполнится три года, тогда и начнем требовать». Хотела бы я видеть хоть одного такого ребенка, которому до трех лет было бы позволено делать все, что хочешь, а с момента исполнения роковой цифры — три, — чтоб он безропотно стал выполнять «на полную катушку» все предъявляемые к нему требования. И главное, на том лишь основании, что вчера он стал большим. И, если уж мы затронули японскую систему воспитания, то стоит заметить, что она направлена не на то, чтобы ребенок до трех лет ни в чем не знал ограничений, а на то, чтобы он не плакал от огорчений. Улавливаете разницу между тем, чтобы «все позволять» и тем, чтобы «не допускать, чтобы плакал»?

Почему-то многие наши молодые родители положение «не допускать, чтобы ребенок плакал» интерпретировали, как «снять все ограничения». А из последнего вытекает вседозволенность, которая ни к чему хорошему не приводит. При этом одни родители ссылаются на врача-невропатолога, мол, доктор сказал не нервировать. Другие — на то, что любые ограничения снижают творческий потенциал ребенка и препятствуют свободному развитию… А японские родители, между прочим, не от требований освобождают своих детей, а изыскивают различные способы, чтобы ребенок принял предъявляемые ему правила (ограничения, требования, запреты) спокойно и без слез. Я думаю, что каждый из вас может теперь по достоинству оценить сложность этой проблемы: чтоб и «нет» понимал, и не плакал, не рыдал… Во всяком случае голову над этим поломать надо изрядно. Но зато именно поэтому ребенок к трем годам настолько прочно усваивает все предъявляемые к нему требования, что это позволяет родителям безболезненно перейти на отношение к нему, как ко взрослому (тоже, конечно, с поправками). Кроме того, это позволяет установить нерушимую эмоциональную связь между детьми и родителями. А уж какое почтение и уважение оказывают в Японии дети родителям и старшим — все знают!

Правило второе.

Правил (ограничений, требований и запретов) не должно быть слишком много и они должны быть гибкими. Это правило предостерегает от другой крайности воспитания — в духе «держания в ежовых рукавицах» (авторитарного стиля общения). Если ребенка постоянно дергать: «этого нельзя, и этого тоже…», то вскоре он превратится в запуганное существо с парализованной волей. А если ему будет позволено абсолютно все, то он превратится в маленького сатану. Поэтому в процессе воспитания дисциплины выбирайте золотую середину между готовностью понимать — и быть твердым, гибкостью — и непреклонностью.

Пока ребенок еще мал определите для него основные «нельзя»: нельзя бить, кусать или щипать маму и других взрослых и детей; нельзя вырываться на улице и бежать за мячом, подходить к плите, влезать на окно, играть с огнем, ломать вещи… Список этот взрослеет вместе с ребенком и подводит его к серьезным моральным нормам и социальным запретам. Ваши основные требования должны быть неизменны. Это значит, что ни при каких условиях вы не должны их нарушать (именно поэтому их не должно быть много). Например, недопустима такая ситуация. Ребенок знает — нельзя высовываться из окна. И вдруг, провожая гостей, вы ставите его на подоконник и просите помахать ручкой. В каждом случае, когда вы объясняете ребенку, почему нельзя то или другое, объясняйте это спокойно и коротко. Не стоит отвечать: «Потому, что я так сказала», «Я так велю», «Нельзя и все!», «Так надо». Нужно пояснить: «Уже поздно», «Это опасно», «Может разбиться…» Объяснение должно говориться один раз. Если ребенок снова спрашивает: «Почему?», то это не потому, что он вас не понял, а потому, что ему трудно побороть свое желание. В таких случаях лучше показать ребенку, что вы понимаете его чувства: «Я вижу, что игра очень интересная и тебе трудно оторваться, но тогда еще пять минут и иди готовиться ко сну» или «…если тебе еще далеко до окончания, то сделай еще несколько ходов и объявляй тайм-аут до завтрашнего вечера».

Несколько слов касательно гибкости. Время от времени пересматривайте свои ограничения. Возможно ребенок их уже перерос? И, наконец, бывают особые обстоятельства. Например, ребенок знает, что он должен спать в своей кроватке, но если ему приснился страшный сон и он напуган, вы можете взять его в свою кровать, пока он не успокоится.

Правило третье.

Родительские требования не должны вступать в явное противоречие с важнейшими потребностями ребенка. Нередко родителям досаждает «чрезмерная» активность детей: почему им надо непременно бегать, прыгать, шуметь, лазать по деревьям, ходить по лужам, влезать в самую грязь, бросать камни, рисовать на стенах и т.д. Но ведь это и многое другое — проявление естественной и очень важной для развития детей потребности в движении, познании и упражнении. Запрещать подобные действия — все равно что пытаться перегородить полноводную реку.

Исследовать лужи можно, но только в высоких сапогах. Играть в мяч можно, но не в помещении, а подальше от окон и проезжей части дороги. Бросать камни в цель можно, если позаботиться, чтобы никто при этом не пострадал. Даже рисовать на стенах фломастерами или красками можно, если они кафельные (ведь смывается элементарно, а шедевры можно запечатлеть на фотопленку!). А некоторые родители выделяют ребенку отдельный уголок на стене, где они время от времени пришпиливают новый лист бумаги (или кусок простеньких обоев). Некоторые родители могут задать законный вопрос: «Но почему именно на стенах, разве нельзя рисовать за столом?» — Можно. Но ведь и вы предпочитаете секс без презерватива! Стадия рисования на стенах вообщем-то быстро проходит, но удовлетворить ее он должен (коль уж возникло именно это желание), иначе потом будет писать на стенах домов или в подъезде. Как говорил мой учитель, это удовлетворение инстинкта пещерного жителя.

Итак, не торопитесь сказать ребенку: «Нельзя!» Лучше организуйте для него подходящую обстановку и разрешите действовать свободно.

Правило четвертое.

Правила (ограничения, требования и запреты) должны быть согласованы взрослыми между собой. Знакомо ли вам, когда мама говорит одно, папа другое, а бабушка третье? В такой ситуации ребенку невозможно освоить правила, привыкнуть к дисциплине. Он лишь привыкает добиваться своего, раскалывая ряды взрослых. Кстати, отношения между взрослыми членами семьи от этого лучше не становятся…

Не менее важна последовательность в соблюдении правил. Если ваш ребенок обычно ложится спать в девять часов вечера, а потом по той или иной причине вы ему два дня подряд разрешали ложиться в десять, то и на третий день вам трудно будет уложить его вовремя. Он резонно возразит, что вчера и позавчера вы ему разрешали. Стоит помнить, что дети постоянно испытывают наши требования на прочность и принимают только то, что не поддается расшатыванию. В противном же случае приучаются настаивать, ныть, вымогать.

Правило пятое.

Тон, которым сообщается требование или запрет, должен быть скорее дружественно-разъяснительным, чем повелительным. Вы относитесь к категории людей, которые с удовольствием выполняют чьи-либо приказы? Сомневаюсь, что кто-то ответит «Да!» В таком случае, наверное, не стоит удивляться тому, что и дети не любят выполнять то, что произносится властным или сердитым, угрожающим тоном. Я хочу вас заверить, что при соблюдении этих правил число непослушаний вашего шалуна сократится во много раз. И тем не менее, от недоразумений никто не застрахован, и может настать момент, когда вам нужно будет отреагировать на явно плохое поведение.

Мы уже говорили о том, что вопрос о физических наказаниях обычно вызывает бурные споры. Лично я определенно против них даже тогда, когда ребенок в порыве гнева сбрасывает телевизор с тумбы, поджигает шкаф, вырезает цветочки из штор и т.п. Дело в том, что всегда подобные действия ребенка спровоцированы самими родителями. Иначе говоря, именно взрослые доводят его до такой кондиции, когда он совершает такие неадаптивные действия. И тот факт, что они его потом еще и нещадно «дубасят», говорит лишь о том, что родителям легче действовать кулаками, чем словами.

А между тем физические наказания оскорбляют и озлобляют, запугивают и унижают детей. Позитивного результата от них меньше, чем негативного. А значит, и воспитательный эффект под большим вопросом. Тем более, что ни телевизору, ни шкафу, ни шторам это уже не поможет. И кроме того, ребенок обычно и сам очень напуган тем, что натворил. По сути он наказан уже самой ситуацией, и вместо того, чтобы бить, его надо сначала успокоить, а затем обсудить случившееся. Ведь наш родительский долг не в том, чтобы драть наших детей, как сидорову козу, а в том, чтобы понять, что могло довести их до подобной реакции.

Яндекс.Метрика